November 1st, 2006

маршал

Перепечатываю своего друга red_viper

Идти или не идти на Русский Марш 4 ноября?

Это, пожалуй, наиболее актуальный вопрос для русского интернет-сообщества в последние дни.

Участники дискуссии делятся на три группы: паникеров (будет кровь! будут жертвы! собирать людей в метро - это провокация!), злорадствующих (так вам и надо, фашикам, вас жиды под землю заманивают, а там всех ритуально убьют), и сторонников Русского Марша. Последние, в свою очередь, делятся на тех, кому страшно идти под землю, и на тех, для кого вера в победу сильнее страха.

На мой взгляд, бояться не нужно. Понятно, что сбор под землей делает участников уязвимыми для провокаций, но определенная гарантия безопасности заключается в том, что жертвы среди участников РМ нужны сейчас власти меньше, чем кому-либо другому.

Сейчас русское патриотическое движение раздроблено. Едва оно пытается оформиться в некий единый фронт, как тут же находится множество поводов вновь разбиться на группки и фракции. Самое печальное, что для того, чтобы собрать разные патриотические группы воедино, требуется масса сил и времени, а чтобы расколоть их, достаточно какого-нибудь маловменяемого субъекта, который парой нелепых выходок проведет между умными и разделяющими общие ценности людьми жирную красную линию. И люди, которые еще месяц назад сидели за одним столом, начинают поливать друг друга грязью и превращаются в непримиримых врагов.

Но если 4 ноября на "Комсомольской" прольется кровь, ситуация изменится радикально. Патриотическое движение получит своих мучеников, РМ приобретет статус Кровавого воскресенья, о чем писал уже умнейший Володя Голышев. Кто не помнит о том, что Кровавое воскресенье в 1905 г. стало началом революции? Нужна ли правящему в России режиму революция? По-моему, ответ очевиден.

А шанс на то, что пролив кровь, власть столкнется уже не с атомизированными группами, а с широким народным фронтом, достаточно велик.

Больше всего должен трепетать в ожидании 4 ноября Юрий Лужков. Для него и сопротивление жильцов в Бутово стало весьма ощутимым ударом, что же говорить о возможных столкновениях у Трех вокзалов. Понятно, что на мэра давят крышуемые им этнические общины, но ведь он и без того вертится как уж на сковороде, лавируя между пресловутыми башнями Кремля. Один неверный шаг – и Генпрокуратура возьмется и за самого мэра, и за его миллиардершу-жену.

Поэтому Лужков должен сейчас ночей не спать, думая, как бы избежать крови 4 ноября. А вместе с ним – большие и малые начальники с Калужской площади и Лубянки. Не говоря уже об одной из кремлевских башен, которая в последние недели все больше превращается в Пизанскую.

Не нужно бояться власти. Власть боится сама. В силу своей антинародной природы она не может разрешить Русский Марш. В силу инстинкта самосохранения она не может допустить крови и жертв.

Я знаю, что именно информация о том, что «будет кровь, будут жертвы» оттолкнула от Русского Марша многих хороших и достойных людей. Они не боялись за себя – боялись за тех, кто мог пойти за ними.

Страх режет глубже ножа. Но пусть лучше он режет тех, кто пытается запретить русским собираться на своей земле.

Слава России!
маршал

Текст ЖЖ-юзера oleg_kozyrev

РУССКИЙ МАРШ БОЛЕЕ ТОЛЕРАНТНЫЙ, ЧЕМ АНТИФАШИСТСКИЙ
Некоторое время переваривал всю ту информацию, которая приходит по поводу что антифашистского марша (который власти вынудили проводить как митинг), что Русского марша (который теперь уже непонятно, в какой форме вообще будет). И вот к какому выводу для себя я пришел.
РУССКИЙ МАРШ БОЛЕЕ ДЕМОКРАТИЧНЫЙ И БОЛЕЕ ТОЛЕРАНТНЫЙ, ЧЕМ АНТИФАШИСТСКАЯ АКЦИЯ.
Да, в прошлом году выкрикивались лозунги нацистские, группа людей на марше вскидывала руку в фашистском приветствии. Это было основным камнем преткновения для многих националистов, противников нелегальной миграции из демократического лагеря. Но за этот год многое переменилось. Давайте без истерик посмотрим на организацию Русского марша и сравним ее с организацией антифашистского.


На сайте Русского марша неоднократно появлялись инструкции о том, что марш мирный, что нужно быть терпимым, что туда придут люди разных взглядов. На сайте организаторов отдельно оговорено: «Напоминаем участникам Русского Марша, что на Марш категорически запрещено приносить символику, сходную с символикой Третьего Рейха. Те участники Русского Марша, которые окажутся замеченными с такого рода символикой, будут рассматриваться в качестве провокаторов и удаляться с мероприятия».
Что мы видим у антифашистов? Здесь запрещены (!!!) даже российские флаги!!! Т.е. в национальный праздник национальный флаг принести на митинг нельзя. Это видите ли «власовский флаг». Так скажите мне друзья, кто более демократичен?
Организаторы Русского марша неоднократно приглашали всех принять участие в Марше. А что с антифашистским? Нет, у нас своя песочница и никого в нее не пустим. Почему было не позвать на антифашистский марш и наших оппонентов? Всех! Ведь марш антифашистский, это не средство против, но средство за. Можно привлекать к своим идеям людей, отстаивать свои идеи. Но нет, мы оказались более нетерпимыми, чем опять же организаторы русского марша.
Конечно, антифашизм лично для меня не пустой звук. Имена близких для меня людей публикуют в разного рода «расстрельных списках» в том числе и на сайтах организаторов марша. Есть друзья нерусской национальности, которые не раз попадались под руку ультраправым.
Но нужно быть честным перед самим собой. Русский марш идеологически выиграл у антифашистского. Мы остались в прошлом, а они шагнули в будущее. Организаторы русского марша сделали много ошибок. И последняя из них – решение о метро, возможно, в итоге, возможно менее ошибка и более преступление.
Но, тем не менее, есть о чем думать. Есть.
Это моя личная точка зрения.
маршал

Поддержите товарища!

Предлагаю всем, кто прочтет этот текст:

http://militarev.livejournal.com/607841.html

зайти в комментарии и предложить Виктору Милитареву не дрефить! Скажите ему - что мы все его поддержим и защитим. Скажите ему - что он зря сеет панику. Скажите ему - что мы прорвемся! Скажите ему, что мы все - как один - начнем звонить ему 4-го утром - кто потелефону, а кто и в дверь - и не дадим ему проспать - пусть не беспокоится!!!

Все на Русский Марш!!!

День независимости. Часть 2: поезд № 666

Кстати, Арсена я принял на работу в 1991 году, по просьбе одного из учредителей ТОО – одного из основателей кооперативного движения в СССР. Оказалось, что этот бывший кооператор часто прибегал к услугам матери Арсена – Елены Константиновны, которая была одним из лучших адвокатов в Москве по уголовным делам. Поэтому, на её просьбу подыскать сыну хорошую работу, он не мог отказать. Арсен был родом из старой, интеллигентной, армянской семьи, обосновавшейся в Москве никак не меньше 150 лет тому назад. В наследство от своего народа он получил все лучшие черты: ум, порядочность, интеллигентность и отличное чувство юмора, при этом оставаясь полным разгильдяем в бытовых вопросах. Вообще Арсен был для меня достаточно загадочным человеком, способным на неординарные поступки. Поэтому, когда я узнал, что он ветеран Чернобыля и вахтенно работал в зоне несколько месяцев (в качестве специалиста института «Медико-биологических проблем»), я не удивился. На часть не очень больших денег, полученных за работу в чернобыльской зоне, он и купил тот самый деревенский дом (по версии Арсена – дачу) в 450 километрах от Москвы.
Наконец наступил долгожданный вечер пятницы «дня Х» и мы толкались на перроне Ленинградского вокзала, пытаясь войти в вагон поезда «Москва – Осташков», под мрачным номером №666. Причина наших затруднений оказалась довольно простой: проводница категорически отказывалась пускать спаниеля в свой вагон. Сергей предложил просто отстегнуть ей денег, но Арсен проявил завидную принципиальность и дождался прихода начальника поезда, которому торжественно предъявил билет и ветсправку на собаку, а также своё удостоверение ветерана Чернобыля. Буквально через пару минут мы уже размещались в купе. При этом Сергей Иванович, как самый галантный из нас, успел вручить проводнице коробочку сливочной «помадки», сопровождая презент убедительной просьбой разбудить нас минимум за 10 минут до приезда на станцию Пено. (по расписанию это должно было случиться в 7 утра). Должен заметить, что это оказалось самым мудрым решением из тех, которые мы впоследствии приняли за три праздничных дня. Попутчицей в нашем купе оказалась довольно симпатичная, молодая женщина - Валя, которая возвращалась в родной Осташков, после командировки в Москву, для решения в инстанциях каких то вопросов её родной кожевенной фабрики. Насколько я помню, Валентина весь вечер просидела в углу на нижней полке, у входа в купе, читая книгу и не снимая своего белого плаща. От участия в нашем застолье, впрочем, как и от чая проводницы, она категорически отказалась. Может она нас - боялась? Вообще мы представляли довольно забавную троицу: двое таких, гренадерского роста, усато – бородатых внешнеторговых работников в фирменной рыболовной экипировке и свободный армянский художник, с кудрявой гривой волос и бородой с благородной проседью (вылитый молодой Параджанов). Тратить время на уговоры мы не стали и плотно сели за стол. Еды было просто какое то изобилие: всевозможные нарезки из супермаркета, домашнее запеченное мясо, сыры, прошлогодние солёные чернушки, сало и здоровые солёные огурцы (привет от Арсена). Пили мы из 30 граммовых стопок, входивших в дорожный набор, подаренный Арсену женой на день его рождения. Водка «MacCormick» шла просто изумительно, под тихий скулёж Дэйла, привязанного под столом. Ему было полностью отказано в еде, во избежание негативных последствий, которые, в противном случае, могли возникнуть во время довольно длительное 10-и часового путешествия по железной дороге. Однако, как выяснилось уже утром, спаниелю всё-таки удалось стащить и сожрать большой, семенной, солёный огурец. Где–то в районе пятой рюмки, Арсен прервал наши бесконечные рыбацкие байки и торжественно объявил, что нас ждёт сюрприз. Затем он открыл один из больших клетчатых, челночных баулов с продуктами и достал увесистый пластиковый мешок. Наличие такого большого количества продуктов объяснялось очень просто. В то время до деревни Арсена наземная дорога ещё не была проложена и все снабжение, крайне не регулярное, осуществлялось из города Пено исключительно на катерах (на воздушной подушке). Поэтому, в обязанности Арсена входило регулярное (два раза в месяц) снабжение своих дачников всем необходимым с «большой земли». Арсен, произведя манипуляции фокусника, выудил на свет пять больших (по 0,5 литра) банок пива «Туборг» и килограммовый пакет свежей воблы. Пиво и вобла, конечно, всё усугубили и только мысль о том, что я должен спать на верхней полке, заставляла меня оставаться в каком-то подобии сознания. Очнулся я от того, что кто то упорно хотел стащить меня с полки. Открыв глаза, я сначала увидел на соседней полке спящую Валентину, по-моему, так и не снявшую свой плащ, а потом, стоявшую внизу проводницу, которая многозначительно стучала пальцем по своим наручным часам. Я с трудом спустился вниз и передо мной предстал пейзаж после битвы. Арсен лежал ничком на полке без всяких следов спальных принадлежностей и издавал жуткий храп. Напротив, в тяжелом забытье, к стенке купе привалился Сергей Иванович. Стол представлял собой сюрреалистический натюрморт из бумажек, свертков, пачек сигарет, кусков соленых огурцов, мерно перекатывающихся пивных банок и большой пластиковой тарелки с чешуёй и костями от воблы. Всё это великолепие венчала початая бутылка «МакКормика», в которой оставалось никак не меньше 300 грамм «живительной» влаги. Удивительная вещь: пива, которое бы было так, кстати, не осталось ни глотка, а водка – пожалуйста! Я скомандовал подъем и быстро покидал остатки продуктов и водку в полиэтиленовый пакет. Собрались мы удивительно быстро, несмотря на отсутствие координации движений, и всё благодаря тому, что не раздевались ко сну. Вся наша троица уже стояла в тамбуре тормозящего состава, когда из нашего купе раздался громкий, обиженный лай. Вот так, мы чуть не потеряли четвертого члена нашей экспедиции. Спустя несколько минут, мы вывалились в утреннюю прохладу перрона и Арсен скрылся в ближайших кустах, вслед за туго натянутым поводком спаниеля. Буквально сразу, из кустов донеслись очень громкие и характерные звуки, вызвавшие подозрительные взгляды прибывших вместе с нами пассажиров. Сергей Иванович, до этого молчавший всё утро, изрёк: «Полный абдуценс!». Вернулся запыхавшийся Арсен и сообщил, что у пса жуткий понос, вызванный скорее всего, съеденным ночью соленым огурцом