November 2nd, 2006

маршал

Все на марш!!!

Позор паникерам и Сурковским наймитам-христапродавцам!

Позор соратникам, легко поддающимся панике, сеямой этими людьми! Любой паникер в таких случаях - всегда предатель!

Вопреки обыкновению - Белов и Рогозин придумали очень интересный план с метро. План не представляет опасности. Во всяком случаи - не большую опасность, чем каждоневная давка в метро. Провокации возможны везде. Пусть в метро их легче сделать, но умеючи - их можно сделать где-угодно!

Никакой давки не будет! Организованные группы будут отправляться в оперативном порядке в место назначения - туда, где не будут к этому моменту сформированны группы карателей, могущие помешать нашему шествию. И не только с "Комсомольской". На "Комсомольской" собираются только те, кого нет возможности посвятить в подробности плана заранее. Всего в промежуток в 20 минут.

Ни в коем случаи митинг где-то в степи, проводимый иудушкой Бабуриным - не замена Русскому Маршу! Не слушайте провокаторов и паникеров! Слушайте свое сердце! А сердце велит в праздник иконы Пресвятой Богородицы, именуемой Казанской - постоять за народ русский, за Русь Святую. Ничего не бойтесь. Помните - важнее исполнить свой долг!

Делай - что должно и будь что будет!

Прорвемся! Победим!

ВСЕ НА МАРШ!!!
  • Current Music
    Вагнеровская "Ковка меча Зигфрида"

День независимости. Часть 3: Ширков погост.

Автобусная станция оказалась сразу за вокзалом, и уже через десять минут, мы тряслись в старом, «мордатом», автобусе, времен послевоенной борьбы с бандитизмом, который постоянно издавал скрежет и скрип не только своими механизмами, но и каждой заклёпкой обшивки. В полупустом салоне, кроме кондуктора, было четыре старушки богомольного вида и молодой священник с аккуратно подстриженной бородой, которые, как и мы, ехали до пристани. Остановка «Пристань» оказалась на тихой провинциальной улице, обсаженной с обеих сторон высоченными липами, без каких-то признаков озера.
Мы прошли три или четыре дома когда, вдруг, деревья расступились и слева от нас открылась гладь огромного водоема, границы которого пока скрывали остатки утреннего тумана. Сердце остро защемило от глухих всплесков крупной рыбы и медленно расходящихся по тихой воде кругов (рыбаки меня поймут). Собственно причал находился на довольно крутом склоне и состоял из симпатичной деревянной избушки (наверное, для отдыха команды) и вместительного, полукруглого металлического ангара (для горюче-смазочных материалов). Чуть ниже, были врыты четыре лавочки для ожидающих пассажиров. К тупо уткнувшемуся носом в песчаную косу катеру на воздушной подушке вели не очень широкие сходни, с перекинутым на борт судна трапом без поручней.
Центром всей этой композиции являлся очень высокий (под четыре метра), деревянный сортир на хорошем бетонном фундаменте, который занимал главенствующую высоту почти у самой дороги. Из расписания, прикрепленного к стене избушки, мы узнали, что катер должен отплыть только через час – в 9.00. После этого наша группа разделилась. Дейл стал носиться по зелёному склону в поисках лечебной травки. Арсен пошел потрепаться с молодой семейной парой (его соседями по даче), которая приехала из Москвы на машине, оставленной на стоянку, за небольшую плату, во дворе одного из домов рядом с пристанью. Сергей Иванович, оставаясь в сомнамбулическом состоянии, медленно отмотал из сумки хороший кусок туалетной бумаги и стал подниматься по склону в сторону величественного сооружения с двумя нулями. Я же, остался курить на лавочке, охраняя наш скарб и медитируя на тихую воду. Через какое-то время рядом со мной присел молодой священник из автобуса, и мы разговорились. Оказалось, что рядом с деревней Арсена находится святое и веками намоленное русскими людьми место – «Ширков погост», где, собственно, мой новый знакомый и служил. Он рассказал, что в состав церковного прихода входят три здания. Тридцатиметровый Храм «Рождества Иоанна Предтечи», срубленный из бревен и стоящий на больших валунах вместо фундамента, очень напоминающий шедевры деревянного зодчества легендарных Кижей. По преданию, эта церковь была построена во времена молодого Петра 1 на том месте, где полки Александра Невского одержали победу над литовскими войсками в 1245 году. В девятнадцатом веке, рядом с деревянной церковью, архитектор Федоров выстроил новый, кирпичный храм в псевдорусском стиле, со сложным набором деталей и фрагментов убранства. Наибольшее впечатление производит его колокольня, высотой более 40 метров, хорошо видимая с любой точки озера Вселуг. Да, да, священник не ошибся, дом Арсена был на берегу именно озера Вселуг, а не Пено! (узнаю Арсена). Построен новый храм был на средства известного волжского промышленника, чья юная дочь утонула в озере и была похоронена на «Ширковом погосте». Комплекс церквей завершала деревянная часовенка, возведенная под горой, над целебным родником. После 40 минут увлекательного рассказа собеседника, я не только узнал практически все об истории православия в Тверской области, но и мог достаточно подробно представить топографию высокого, левого берега озера, вплоть до загадочного скалистого острова «Святое дело», находящегося шесть километров ниже по течению от известного теперь нам «Ширкова погоста». Правый же, низкий и заливной берег озера в историческом плане интереса не представлял, поскольку являлся, почти лишенный человеческого жилья, густым, заболоченным смешанным лесом, иссеченным многочисленными протоками с озерцами, заливами и плёсами. Кстати, в наши дни, только там можно и рассчитывать на хороший улов. Вернусь к острову «Святое дело». Историю, которую я сейчас расскажу, я услышал в 2003 году от полковника в отставке, бывшего работника Верхневолжского охотхозяйства. Продолжение следует…