November 8th, 2006

День независимости. Часть 6: Рыбалка!

Пить спирт в то утро мы не стали, а плотно позавтракали, завершив трапезу хорошей чашкой растворимого кофе, полная банка которого, всегда входила в рыбацкий «НЗ» Сергея Ивановича. Сам он отправился спать в отведенную для него гостевую «светелку», Арсен приступил к восстановлению водопровода и наладке лодочного мотора, а я занялся любимым делом – подготовкой снастей к вечерней зорьке. Обычно на рыбалку я беру следующие снасти: спиннинги - “Mitchell – Light” с небольшой, «окуневой» катушкой той же фирмы и трехметровый, достаточно мощный, с тестом до 30 гр., хлыст фирмы “D.A.M.”, оснащенный стандартной катушкой Daiwa. В отличие от Сергея Ивановича, я был противником «воблеров», «твистеров» и всяких новомодных «джигговых» насадок, предпочитая старые, добрые вращающиеся блесна «Mapps» (всегда имею полтора десятка от 0 до № 5), отечественные «колебалки» (типа «окуневая») и самодельные «шторлинги» из латуни и меди. Удобно расположившись на крыльце дома, я довольно быстро снарядил оба спиннинга и Арсен попросил помочь привести в порядок его снасти. Итак, то, что Арсен, называл снастями, на поверку, оказалось некой сложной конструкцией состоящей из двух довоенных, шестигранных, клееных спиннингов, практически лишенных колец, но имеющих одну ржавую «невскую» катушку, которой длительное время забивали гвозди, и четырех разрозненных колен от «пионерских» бамбуковых удочек. Вся эта «красота» была щедро опутана обрывками лески, переметов и украшена несколькими поплавками «гусиное перо», крупными ржавыми крючками и здоровенной (с хорошую плотву) белой блесной. После короткого, но довольно жесткого, допроса, Арсен сознался, что его рассказы о клёве на голый крючок носили собирательный, фольклорный характер, а сам он, за три года, с момента покупки дома, рыбу ни разу не ловил! Господи, как же часто, самые заветные мечты и «наполеоновские» планы, строятся лишь на чьём-то фольклоре! Из всего мусора удалось собрать бамбуковую двухколенку, оснастив её хорошей леской, японским поводком 0,15 мм с норвежским крючком. Поплавок оставили из гусиного пера, поскольку он всегда достаточно чувствителен при любых условиях ловли. Так как сегодняшнюю вечернюю рыбалку решили посвятить ловле хищников, мы с Арсеном прошли 150 метров вниз по берегу протоки, подыскивая приемлемое место (то есть лишенное кустов и деревьев) для обучения его азам обращения со спиннингом. Место оказалось очень удачным: узкая каменистая коса уходила в глубь протоки, создавая небольшой перекат, за которым, мелкими водоворотами искрился довольно большой плёс почти лишенный водорослей и травы. Для тренинга Арсена, я использовал свой «ДАМовский» спиннинг, повесив, в качестве наживки, колеблющуюся блесну в виде окуня, Два заброса я произвел в лагуну, а третий непосредственно на перекат. Как только дуга катушки встала на место, я почувствовал очень сильный рывок и, через мгновение, из воды дала «свечку» достаточно крупная щука. Сопротивлялась она недолго, но очень отчаянно, и несколько минут спустя золотисто-зеленая двухкилограммовая красавица билась на гальке берега. Хищница так глубоко заглотала блесну, что только чудом не перекусила леску, и мы с трудом, в четыре руки, извлекли наживку из пасти (зевник и щипцы остались в сумке на крыльце). При этом, в ажиотаже, я довольно сильно поранил об жабры большой палец левой руки. Арсен порекомендовал сунуть на несколько минут руку в воду и тогда кровь остановиться без всяких последствий для организма. Действительно, все так и случилось. Более того, во время рыбалки, из-за жаркой погоды, мы пили много воды просто зачерпывая её алюминиевой кружкой за бортом. Не знаю, правда ли это, но по местным легендам вода в озере Вселуг содержит много серебра, оставаясь всегда чистой и удивительно вкусной. Превозмогая жгучее желание делать заброс за забросом, я понес трофей домой на импровизированном кукане из ивового прута, оставив Арсена тренироваться, «обстегивая» во всех направлениях лагуну. Всю дорогу до избы я думал о том, что иногда и сказки оказываются реальностью. Ну, прямо Шлиман и Троя! «Спортсмен» вернулся только через час и с горящими глазами сообщил, что у него сорвалась громадная рыбина (скорее коряга или камень), которую он даже не смог поднять со дна. Ну, вот ещё один человек стал пожизненным рабом пагубной страсти под великим именем – «Рыбалка!». Проснулся Сергей Иванович и как-то болезненно прореагировал на восторженный рассказ Арсена о пойманной щуке. Елена Константиновна пригласила на полновесный обед из первого, второго и «фронтовых» сто граммов разведенного 50 на 50 спирта, подкрашенного двумя стручками жгучего перца (этакая перцовка «экспресс»). После обеда, Сергей выпил обязательную кружку кофе, провел светскую беседу с мамой Арсена, и только после этого, в шесть вечера, наша экспедиция отправилась, на малых оборотах (на алюминиевой «казанке» Арсена), вниз по протоке. Вечер стоял удивительно жаркий и безветренный. Клонящееся к закату солнце палило как полуденное и в воздухе летали десятки стрекоз и бабочек. В темной, но достаточно прозрачной воде, среди водорослей, чинно ходила довольно крупная плотва, а вокруг беспорядочно сновали большие стайки мальков. Полная идиллия, а клёва не было! Сергей, как новатор, перепробовал десяток «воблеров», которые только вызывали панику среди мальков, Арсен ожесточенно махал моим «ДАМом», отказавшись менять утреннюю уловистую блесну, а я последовательно опробовал «Mapps», от нулевого до второго номера. В этих тщетных трудах и заботах прошли больше двух часов, когда, в километрах трех ниже по течению, вид протоки резко изменился. Берега, поросшие высоким хвойным лесом, мрачно сблизились, а сама протока превратилась в цепочку озер, окаймленных молодой осокой и частоколом прошлогоднего сухого камыша, с островками кувшинок и травы. Мы только успели выбрать место, удобное для ловли с обоих бортов, и заякориться, как всё началось! Сначала ухнуло в камышах, напротив носа лодки, затем где-то за кормой, потом практически у борта, и, в конце концов, вода, сразу в нескольких местах, стала кипеть от окунёвой охоты! Машинально сменив блесну на любимую бронзовую «Aglia № 3», я сделал точный заброс в самый центр бурлящей воды и быстро провел её под самой поверхностью. У лодки я почувствовал сильный, но холостой удар. Во второй заброс я подматывал леску значительно медленнее, с паузами и остановками, так что уже на середине проводки успел четко среагировать на сильную поклевку. Мой тонкий, чувствительный спиннинг согнулся дугой до самой воды, вожделенно подрагивая от сопротивления невидимой добычи. Ещё мгновение, и в лодке бился отменный, полукилограммовый окунь, очень горбатый, с по-зимнему яркой окраской и оперением. Сергей, хоть и будучи новатором, быстро заменил «воблера» на желтую «вертушку» и началась настоящая путина, поскольку каждый третий заброс был результативным. Окунь шёл отборный, и не было ни одного экземпляра меньше моего первенца. Минут через двадцать, Арсен, ловивший с носа катера, издал утробный звук, и, пролетев мимо нас, на дно лодки шлепнулась приличная щучка, которую он просто выдернул из воды, перекинув через себя. Арсен был настолько потрясен первой пойманной в своей жизни рыбой, что в течение минуты не мог вытащить сигарету из пачки. После многократных забросов в то же самое место, возле сухих камышей, он зацепил более серьезный экземпляр, который потребовал нашей помощи и подсачника. Это уже был настоящий «крокодил» - с темно-зеленой спиной и светлым брюхом в ярко желтую крапинку. Неожиданно клев прекратился, и на протоке установилась полная тишина, без каких-либо всплесков и посторонних звуков. Все невольно посмотрели на часы – 11 вечера, а светло как в начале рыбалки! Солнце, как большой оранжевый апельсин, заметно увеличившись в размере, весело над горизонтом и не думало уступать место неизбежной темноте. Весь наш улов, а рыбы было никак не меньше 15 килограммов, был аккуратно уложен Сергеем в большой пластмассовый ящик и пересыпан, предусмотрительно нарванной на берегу крапивой. Дело в том, что Сергей Иванович, следуя своей теории, лично усыплял каждый пойманный экземпляр ударом шила в хребет между головой и туловищем рыбы, таким образом, сохраняя свежесть и вкусовые качества улова. Мы быстро снялись с якоря и через полчаса уже выгружались у дома. Все, что было возможно, Елена Константиновна запихнула в небольшой морозильник, а из большей части улова было решено завтра сделать праздничный обед. Несмотря на поздний час, Арсен предложил сегодня же закоптить пойманных щук на ольховых веточках, используя его фирменную коптильню. Коптильня на самом деле оказалась двумя алюминиевыми сковородками, скрепленными между собой шарниром, которая устанавливалась на два кирпича над углями костра. Процесс копчения, на берегу протоки, оказался довольно трудоемким и мы только к часу ночи смогли закоптить нарезанных кусками щук (целиком они в сковородку не входили) и тройку окуней с головой. Именно в этот момент, наконец, опустилась звездная ночь, но восток уже светлел новой зарей! Поздний ужин закончился в третьем часу ночи, и мы приняли мудрое решение – встать на рыбалку не в 5-6 утра, а когда проснемся.
Окончание следует…