November 9th, 2006

День независимости. Окончание: Бронштейн и Скрябин

Тем не менее, проснулся я ровно в 5-00 от истошных криков, доносящихся со стороны протоки. Я, со сна, довольно громко поинтересовался, что происходит? Арсен, не открывая глаз, пробормотал: «политинформация…», и продолжил спать, отвернувшись к стенке. Сон как рукой сняло и, по правде говоря, спать, в избе Арсена было сродни небольшому подвигу. Духота, в никогда не проветриваемом доме, стояла такая, что её можно было спокойно резать на куски. Причина этого кошмара скрывалась не только в физическом процессе теплоотдачи железной обшивки дома, но и в полном отсутствии форточек и открывающихся окон. Любопытно, но вовремя своих походов по Тверской области, я несколько раз ночевал в подобных домах и, удивительное дело, – везде были глухие рамы и не больше одной форточки в комнате, где располагалась печка. Быстро одевшись и собрав свою раскладушку, я потихоньку вышел на крыльцо в благодатную прохладу раннего утра. С берега дул не сильный, но устойчивый бриз, морща поверхность протоки мелкой рябью. В метрах сорока от нашего дома, медленно дрейфовала к противоположному берегу плоскодонка, в которой, широко расставив ноги, стоял сам «политинформатор». Одет селянин был в застиранную солдатскую майку, белые кальсоны и громадные, черные валенки. Завершала праздничный наряд игривая тирольская шляпа, правда без пера. «Оратор» читал лекцию громко, с большими паузами, наверное, чтобы аудитория лучше усвоила подаваемый материал. Собственно информация на 95% состояла из многоэтажного, но какого-то скучного и наивного матерного шлама, а вот остаток действительно поблескивал золотыми крупицами. К сожалению, я застал только последнюю треть выступления «политинформатора», а имей я полный текст, Николая Сванидзе, с его «историческими хрониками», просто бы задушила жаба от зависти! Итак, полностью привожу тот самый золотой остаток. «…он ему говорит – Васька, сука, куда ты лезешь! Ты же отца подведешь! Что Коганович? Тот еще советчик! Вон Лёвка Бронштейн все советовал.… И где теперь он? А я-то, я-то - мудак, тоже хорош! Почему не предупредил? Почему не послушался Вячеслава Михайловича?! Скрябин всегда мудрый был…. Лаврентий, Никита, Маленков, где они? В жопе, а Вячеслава Михайловича – будьте добры, получите подарки к празднику! Гуляет в свое удовольствие по столице!». Тут лектор ошибся: Скрябин (Молотов) скончался в 1986 году. Хотя, может в своем бреду, селянин и не знал, что на дворе уже ельцинская демократия? После выступления, оратор оправился прямо в воду. Струя была такого хорошего напора, что круги от нее докатились до катера Арсена. Произведя утренний моцион, он медленно лег на дно лодки и окончательно затих.
К утреннему завтраку все собрались в половине восьмого и, с учетом кофе и обязательной светской беседы Сергея Ивановича, мы смогли стартовать на рыбалку только около девяти утра. Сегодняшний день было решено посвятить ловле «белой» рыбы, так многозначительно, Сергей называл плотву, уклейку, красноперку, подлещиков, и прочую, на мой взгляд, сорную рыбу. В качестве насадки у нас было половина консервной банки червей, которых дети Арсена накопали накануне, и баночка полуокуклившихся опарышей, привезенных из Москвы. Ветер настолько усилился, что нам понадобилось добрых полчаса, для поиска более-менее тихой бухточки, у нашего, подветренного берега. В результате трехчасовой полудремы над поплавками, Арсен, на «пионерскую» двухколенку вытащил двух приличных подлещиков (не меньше 600 грамм каждый), а мы с Сергеем на пару ограничились двумя красноперками, плотвичкой и, самое любопытное, небольшим карасем темно бронзового окраса. Попытка, реабилитироваться, путем блеснения плёсов, покрытых белыми барашками, успеха не принесла и в час дня, я уже крепко спал на раскладушке, установленной в тени дома. Вечером состоялся большой прием с участием соседей дачников, на котором, помимо традиционного шашлыка, блистали наши окуни, зажаренные на противне в духовке до состояния, когда золотистый хвост каждой рыбы чуть загибался к верху, а плавнички, хрустя, таяли во рту. Наконец, наступило утро Дня Независимости. Ветрило задувал такой, что ни о какой рыбалке и не было речи. В 12 дня мы полным ходом плыли в Пено, и «Ширков погост» остался далеко за кормой. Обратный маршрут был разработан автобусным: от Пено до Осташкова (30 минут), затем от Осташкова до Твери (4 часа), ну и в финале – 2 часа до Москвы. От обратной дороги осталось какое-то ощущение общего неудобства, тесноты и духоты, поскольку все автобусы были переполнены, и мы брали их штурмом. Только на вокзале в Твери нам удалось отлично поправиться холодным и вкусным местным пивом. Так, практически без происшествий, закончилась наша экспедиция на Верхневолжские озера. Хотя нет, чуть не запамятовал! Часть улова, который хранился в морозилке, и предназначался для супруги Арсена в Москве, он благополучно забыл в багажном отделении тверского автобуса, естественно, вместе со своим рюкзаком!
маршал

Штаб 1

Повестка дня на сегодня (подозреваю, что на первое заседание придут не все - тогда можете отметиться после):

1. Оценка итогов первого дня революции.

2. Обсуждение внесения поправок - дополнений и изменений в "прокламацию" ( http://eriklobakh.livejournal.com/26068.html ).

3. Обсуждение внесений изменений и дополнений с список "неприкасаемых тысячников" ( http://eriklobakh.livejournal.com/25778.html ). Собственно, - ряд требований членов штаба я уже удовлетворил, включив в списки новых четырех человек. Но поступали предложения исключить из списка sholademi(категория "классный парень") и another_kashin (он чуть ли не в "интеллектуальных мастодонтах" - не помню). Надо обсудить.

4. Вынесение решения по "Моське" (категория "классный парень", категория в Штабе "просто так"), ведущего двойную игру (см. комментарии к http://eriklobakh.livejournal.com/26068.html ).

5. Разное.

P.S. Дальнейшие планы на революцию пока прошу не обсуждать - нужно последить за событиями дня два.