November 10th, 2006

Нуэвитас. Пролог.

Небольшой, симпатичный портовый городок Нуэвитас расположен на северо-восточном побережье Кубы (в шестистах километрах от Гаваны) в очень уютной и хорошо защищенной со стороны Атлантического океана бухте. Сложный рельеф берега в этом районе состоит из множества заливчиков, проток, соленых озерков и болот, заросших мангровыми зарослями и иссеченных устьями пресных речек, текущих из гор Камагуэя. Тех самых гор, где уже в далеких 50-х, Фидель Кастро и Камило Сьенфуэгос формировали отряды легендарных «барбудас». Кстати, прямо по курсу, в 60-и морских милях от бухты Нуэвитас, начинается архипелаг Багамских островов. Вот такое, достаточно экзотическое место, было конечным пунктом нашего автомобильного путешествия (на практически убитой «волге» представительства), начавшегося дождливым сентябрьским вечером 1985 года, при выезде из Гаваны на стратегическое шоссе, протянувшееся практически через весь остров. Целью командировки являлось посещение завода азотных удобрений (ЗАУ), второго, после порта, градообразующего предприятия Нуэвитаса, которое, уже более десяти лет, реконструировалось при содействии советских специалистов. Это было мое первое посещение объекта сотрудничества (поскольку я прибыл с семьей на Кубу всего две недели назад), из обширной программы, разработанной Славой Смирновым - руководителем нашего представительства. Слава, к тому моменту, проработал на Кубе три года и знал все особенности работы, как с кубинскими товарищами, так и с советскими специалистами. Согласованная с кубинцами программа нашего пребывания в Нуэвитас была рассчитана на три дня. Пятница – посещение ЗАУ, переговоры с кубинским руководством завода и размещение в гостинице. Суббота – знакомство с группой наших специалистов и решение вопросов их проживания и работы. Воскресенье – морская рыбалка и возвращение в Гавану. Для более полного понимания всех дальнейших событий, позволю себе более подробно остановиться на феномене «групп советских специалистов». Итак, западный специалист, как правило, командировался сроком до трех месяцев, для решения собственной головой и руками конкретных задач, получая за эту работу до 100$ в день. У нас же, советских, всегда была собственная гордость, и мы ехали работать минимум на полтора, два года, с женой, детьми, а в некоторых случаях и внуками. При этом, по условиям контрактов, наш человек был не простым специалистом, как какой-то француз или испанец, а «советник»! Можете представить себе, как нелепо звучали такие должности, как: советник аппаратчика аммиачной колонны или советник инженера по технике безопасности. Ну что тут можно было поделать – Страна Советов! Так вот, такие «советники» получали в месяц до 500 песо и не более 70$ в валюте (привожу максимальную ставку руководителя группы специалистов). Почувствуйте разницу с обычным французским монтажником! Тем не менее, полтора года экономии гарантировали покупку на Родине экспортной (чековой) модели «Жигулей», а три – предела мечтаний, черной «волги». Поэтому, продление срока командировки до трех лет было главной задачей многих советских специалистов, готовых ради этого практически на всё. На такие объекты, как реально производящий продукцию ЗАУ Нуэвитас, где сотрудничество носило вялотекущий характер, профильное министерство направляло не лучших специалистов, способных гарантировать быстрые и конкретные результаты, а «уважаемых» людей, для которых эта загранкомандировка была признанием их былых заслуг. Вот так и оказался (на нашем ЗАУ) бывший работник главка - советником по технике безопасности, а профессор МХТИ – помощником оператора аммиачной колонны. А теперь, представьте себе обособленный коллектив, находящийся далеко в провинции, который состоит из одних бывших начальников, да ещё с женами! Да, вы не ошиблись, это всегда был «гадюшник» с бесконечными ссорами, дрязгами, сплетнями, коллективными и анонимными письмами, отправляемыми не только в Гавану, но и в министерство в Москве, а то и на «Старую площадь». При этом прослеживалась четкая зависимость: чем меньше коллектив (в Нуэвитасе было всего 9 специалистов) – тем больше такого рода писанины. Схема продления того или иного специалиста была довольно проста. Кубинское руководство готовило заявку, а руководитель группы наших специалистов - характеристику, и эти документы отсылались в наше представительство в Гаване для согласования и дальнейшей отправки в Москву. Естественно, что без нашей визы, ни одна характеристика не могла попасть в командирующие Московское министерство. Не удивительно, что наша командировка на завод воспринималась специалистами как приезд некого коллективного «барина», который всё и всех рассудит. Ждите продолжения…
маршал

Штаб 2

Второе заседание Штаба Революции в ЖЖ.

С вечера пятницы до утра понедельника.

Повестки дня заседания нет.

Члены Штаба и все желающие делятся своими мыслями на тему революции в ЖЖ.