December 6th, 2006

Могила Дракулы. Часть 4: озеро Снагов.

Субботним утром, ёще затемно, тройка рыболовов фанатиков в составе: Коли, меня и Виктора – дежурного коменданта (кто не знает, это такая должность в советских зарубежных представительствах), взяла направление (на служебной «волге») на север от столицы, где в тридцати километрах находилось загадочное озеро Снагов. Перед нами была поставлена сложная задача: до 12 часов дня, то есть до момента приезда на двух автобусах основной группы отдыхающих, наловить рыбы для ухи.

Слава богу, что я в ту командировку проявил прозорливость и захватил из Москвы катушку коричневой японской лески 0,18мм, два чувствительных поплавка и десяток крючков и мормышек, уложенных, вперемешку со свинцовыми дробинками, в алюминиевую баночку из под валидола. У Коли, из летних снастей, исключая его любимые донки с резинками, оказались только две трехметровых удочки, сделанные из местного тростника по принципу телескопических, которые он мне утром и вручил. Смычки были настолько хлипкие, что могли выдержать рыбу не более 150 грамм. По мнению Николая, поимка рыбы такого веса стала бы настоящей удачей, и все мои сомнения просто беспочвенны. Кроме удочек мне была вручена металлическая сетка для яиц с привязанной длинной веревкой и пакетик с двумя слегка протухшими куриными крылышками. Оказалось, что этот джентльменский набор предназначался для ловли раков, в свою очередь, основной наживки для поимки окуней.

Сразу после выезда из Бухареста, на утреннем пустынном шоссе, за нашей «волгой» пристроилась шоколадная «дача» - продукция местного автопрома (на базе модели «форда» 70-х годов).  «Сигуранца», сказал Коля, «служба безопасности» - уточнил Виктор. Оказалось, что в Румынии осуществляется тотальный контроль за всеми иностранцами (как будто в СССР придумали, что то другое), особенно при их выезде с места постоянного пребывания и работы.

Весь путь до озера занял не больше получаса и вот уже справа, между деревьями, показалась темная гладь воды, с белесыми островками сухого тростника. Спустя несколько минут, деревья стали реже, и в метрах трехстах от берега хорошо просматривался заросший высокими деревьями остров, с четким силуэтом старой православной церкви. Мы остановились. «На острове находится могила воеводы Влада Цепеша, ярого борца с турками», авторитетно заявил Виктор. «Неужели самого графа Дракулы?» - удивленно переспросил я. «Да, того самого. Только похоронено здесь тело, а голову турки увезли в Стамбул», вступил в разговор Коля. «А давайте туда сейчас сплаваем по быстрому! Стоить нам это будет получаса времени и пары пачек сигарет!» - вдруг неожиданно загорелся  Николай, вылезая из машины и показывая в сторону берега, где у самодельного причала вычерпывал воду из лодки старик румын. Не успел он сделать и нескольких шагов, как за спиной, из припаркованной в десяти метрах от нас «дачи», раздался резкий гудок клаксона. От румынской машины к нам быстрым шагом шел господин в сером костюме и шляпе и, подойдя к Коле, тихо, но, довольно энергично жестикулируя, что-то объяснил последнему. Коля вернулся за руль и через десять минут молчаливого пути мы въезжали в закрытую дипломатическую зону, огороженную забором вплоть до самого обреза воды. Служитель выдал нам по высокому раскладному стулу, с парусиновым сидением (типа шезлонга) и по пластиковому ведру под рыбу. В нашем распоряжении было три, широких и достаточно длинных мостка, выдававшихся в глубь озера метров на пятнадцать. Боковая часть мостков представляла собой легкие деревянные конструкции (по типу стен беседки) сплошь увитые виноградной лозой, которая создавала плотный зеленый коридор с гроздями спелого, янтарного винограда.

Мне достались самые неудобные мостки, под большим старым платаном, где чистая вода была только возле самого обреза причала, а дальше, метра два поверхности занимало сплошное переплетение травы, листьев кувшинок и осоки. С большим трудом в этом месиве проглядывались небольшие окошки воды, не более 10 сантиметров в диаметре. Тем не менее, я опустил раковницу с тухлой курятиной в воду и глубина, на удивление, оказалась больше трех метров. Закончив подготовительные работы, мы с большим удовольствием выпили мою вторую бутылку «столичной», под румынские – сыр, овощи, и латвийские шпроты. Вот только тогда, Николай объяснил, почему нам было запрещено, даже не посетить, а просто останавливаться напротив мрачного острова. По информации румынского сопровождающего, на субботу был намечен рабочий визит в этот уезд высшего руководства страны, и нахождение иностранцев вне предусмотренной для этого зоны озера было полностью исключено. Жаль, что фишка в тот день не легла, и теперь уже вряд  я смогу когда-нибудь ступить на берег этого таинственного острова.

Окончание следует