December 14th, 2006

маршал

(no subject)

К сожалению, - пока юзерпики про "чубайса" (мой или ему подобные) пока взяли себе не все пользователи ЖЖ.

Друзья! Еще раз хочу пояснить важность этого действия. Это не просто модное увлечение. Два дня назад по делу о покушении на Чубайса арестован Иван Миронов. Дело не в том, что он мой друг. Дело не в моем и вашем отношении к Чубайсу (пока оставим этот вопрос). Дело в том, что мы считаем, что Иван Миронов (разумеется - и полковник Квачков и др.) не виновны в этом, а арестованы просто исходя из политических соображений. Поэтому мы все должны показать, что мы категорически против таких арестов. Типа - тогда и нас тоже.

Наконец! Не всем выпадает честь быть обвиненным в покушении на Чубайса, но хотя бы повесить себе "значок" - что мы гордимся нашими героями - мы можем.

Фанские горы. Часть 4: Начало пути.

При входе в сквер был фонтанчик с водой, но при попытке напиться оказалось, что в него уже кто-то успел от души наблевать. Фонарей никаких не было, и мы ориентировались в пространстве только благодаря тусклому свету мириад ярких звезд на бездонно черном небе. Свободная лавочка оказалось при самом входе в сквер, а остальные, полускрытые высокими кустами, судя по мерцанию огоньков сигарет, были уже плотно заняты.  Нам хватило пяти минут, чтобы понять – мы очутились в борделе под открытым небом, центре порока и разврата. На соседних лавочках жрицы любви вели бурные переговоры с потенциальными клиентами и в качестве оплаты принимались только спиртные напитки. Торговля шла на условиях 100% предоплаты, и после распития бутылки, клиент получал удовлетворение в ближайших кустах, а иногда, прямо на месте. К утру, мы уже досконально знали весь прейскурант услуг: от самых простых, оральных, за стакан портвейна, до, сложных, с фантазией, за полновесную бутылку «охотничьей». Славу богу мы не представляли никакого интереса для окружающих, и за всю ночь нас только трижды потревожил милицейский патруль. Любопытно, что местные стражи порядка упорно проверяли наши паспорта, а все остальные обитатели сквера воспринимались ими как окружающий ландшафт. Честно говоря, мы в ту ночь испытали настоящее потрясение, впервые столкнувшись с представительницами древнейшей профессии. Это сейчас проституция воспринимается как неотъемлемая часть современной жизни, а тогда, почти сорок лет назад, она была скорее атрибутом русской классической литературы и «сладкой» западной жизни.

Весь следующий день был посвящен осмотру туристических красот города, включая  архитектурный ансамбль Регистан, соборную мечеть Биби-Ханым, мавзолеи Шахи-Зинда, Гур-Эмир и обсерваторию Улугбека. Древний город запомнился жарой, большой мозаичной свастикой над главным входом в Регистан, налетом желтой пыли на всем старом городе и не очень дружелюбным местным населением. После того, как Левиту чуть не набили лицо, за то, что он обратился к местному аксакалу, не снимая темных очков (оказалось, что беседовать с пожилым человеком, скрывая глаза очками – страшное оскорбление), мы полностью избавились от иллюзий о восточном гостеприимстве.

Здесь следует сделать важное уточнение: все сказанное касается только узбеков, а вот таджики, напротив, оказались на редкость щедрым, открытым и приветливым народом. День мы закончили в современной части города, в стандартном кафе – стекляшке «Юность», обладавшим очень симпатичным внутренним двориком с фонтаном. Там мы пообедали вкусным лагманом, узбекским пловом и большим 15 килограммовым арбузом под болгарское сухое вино.

Утром следующего дня, после ночевки в «доме колхозника» – типичном караван-сарае времен Бухарского Эмира, с кровососущими обитателями размером с крупную «божью коровку», мы тряслись на переполненном Пенджикентском автобусе. Несколько часов утомительной дороги и мы пересекли незримую (в то время) границу Таджикистана и прибыли в начальный пункт нашего путешествия - Пянджрут, прячущийся в густой зелени садов вместе со знаменитым мавзолеем Рудаки. Именно отсюда начался наш 320 километровый переход через Фанские горы. Наверное, я расстрою любителей туризма, но дальнейший рассказ будет касаться только самых ярких впечатлений, которые остались только от однодневных стоянок на знаменитых Фанских озерах: Куликалонских, Алаудинских и на озере Искандеркуль. Все остальное время мы «ломили», подгоняемые фанатиками Новиковым и Левитом, проходя не менее 20 километров в день. Согнувшись под тяжестью неподъемных рюкзаков, любоваться можно было только носками собственных ободранных башмаков, подошва к которым ежевечернее пришивалась кордовой нитью, а в последствии, вообще стальной струной.

Тем не менее, первый ходовой день сразу удивил как бы «мультипликационной» сменой времен года. Внизу, в долине, цветные листочки барбариса, крупные красные ягоды дикого шиповника, говорили о скорой осени. Выше по тропе начиналось летнее царство арчи, с корявыми и перекрученными стволами с веселой игольчатой зеленью. Арча – это древовидный можжевельник, незаменимый помощник каждого туриста, поскольку его древесина великолепно горит и дает очень сильный жар. Чтобы представить, как выглядит арча, достаточно посмотреть любую китайскую или японскую гравюру с изображением кривого и изогнутого дерева. Выше, за арчевым лесом, на еще пока достаточно пологих склонах, ярко, по-весеннему, зеленела трава, местами переходящая в газоны из равновеликого и острого, как воткнутые стрелы, дикого лука - сеянца. Кстати, мы пытались употребить его в пищу, но горечь оказалось настолько сильной, что пришлось отказаться от этого бесполезного занятия. Все круче и круче подъем и вот уже на дворе март, где среди серых камней морены, серебристыми, волосатыми кустиками (вместо подснежников) сидят эдельвейсы. Еще пара часов пути и вокруг холодный февраль с ноздреватым снегом и подтаявшим льдом. Но чудо! Стоит только пройти перевал и ноги сами несут тебя в низ, в долину, навстречу теплу, зелени и лету.

Прежде чем продолжить рассказ о красотах Фанских гор, хочу всех предупредить, что за сорок лет от дикой красоты почти ничего не осталось. Мы, за двадцать дней хождения по горам, пересеклись всего с четырьмя туристическими группами – одной «дикой» из Ленинграда и тремя цивилизованными (немцы, австралийцы и поляки) с переводчиками и проводниками из Душанбе. Кроме этого была встреча с местным егерем и двумя пастухам. Из других живых существ удалось увидеть только четырех жирных и пыльных байбаков, одного испуганного зайца, двух быстро бегающих каменных куропаток (поймать не смогли) и стаю довольно крупных белоголовых грифов с голыми шеями, которые внизу, под обрывом, кружили и рвали какую то крупную падаль.

Теперь же, по словам очевидцев, в любой точке гор толпы туристов, автомобильные дороги до всех основных достопримечательностей и озер, ларьки, шашлыки – машлыки, грязь, мусор и разруха. Даже ледники завалены пластиковой упаковкой, бутылками и жестяными банками. Что поделаешь - и сюда пришла цивилизация. Продолжение следует…