December 15th, 2006

Фанские горы. Часть 5: озеро Куликалон.

Итак, первая наша суточная стоянка состоялась на берегу второго по величине озера Фанских гор — Куликалон (что означает большое озеро), расположенного у западного края большой Куликалонской котловины на высоте 2800 м. Вообще то здесь расположена целая цепочка озер, но наш отряд предпочел, накануне вечером, разбить лагерь возле самого большого. Утром, выбравшись из палаток, мы обнаружили, что рядом, тоже у кромки воды, ночью разбили лагерь польские туристы, осуществлявшие кольцевой маршрут от озера Искандеркуль. Их группу сопровождал инструктор и переводчик Ильяз из Душанбе. В процессе общения, а польские ребята прилично говорили по-русски, выяснилось, что после завтрака, у них запланирован поход к южному концу озера. Там, где озеро сужается, близко подступают скальные склоны боковых отрогов, а дальше встают черные стены Западного Фанского хребта, вроде расположены остатки старых (времен Улугбека) шахт по добыче драгоценных камней. Все наша группа очень заинтересовалась этой информацией и охотно согласилась составить компанию полякам.  Однако, не всем было суждено отправиться в эту увлекательную экспедицию. В лагере остались дежурные по кухне. У нас это были – Галя, Ёц и ваш покорный слуга, а у поляков – парень с девушкой (похожие на семейную пару) и переводчик Ильяз. В наши с Саней обязанности входили сбор хвороста, разжигание костра и поднос воды (благо в этот раз она была в метре от костра). Галя готовила собственно обед, ежедневное меню которого, практически не изменялось и состояло: из супа или каши с добавлением сублимированного мяса (первое и второе блюдо одновременно) и сладкого чая с сухарями на третье. Сублимированное мясо, в красивой вакуумной упаковке (по 500 грамм каждая), попало в наш рацион, благодаря матери Новикова, которая оформила нас через институт питания, как испытателей нового продукта для полярников, летчиков и других «экстремалов». Продукт оказался очень качественным, о чем мы, после похода, честно написали в специальной анкете. Единственным его недостатком был внешний вид, мелких детских «какашек», приобретаемый сублиматом после попадания в кипящую воду. Нельзя не сказать и об украшении нашего походного стола – диком количестве черных сухарей, которых Коля Басов насушил из двадцати буханок «бородинского» хлеба. Кстати, мы проводили тестирование и сухого картофельного пюре. Но этот продукт оказался полной «лажей», пригодной только для приготовления клейстера.

Завершив нехитрые обязанности, мы с Ёцом, подкачивали свои надувные матрацы (иначе спать на камнях было бы просто невозможно) и наблюдали, как поляки моют в прозрачной воде озера красные помидоры, морковь, картофель и даже небольшую дыню. На невольный вопрос – как можно было сохранить всю эту красоту, Ильяз прозаично ответил, что большую часть пути до озера, их сопровождали два вьючных ишака, на которых и легли все тяготы по транспортировке груза.

Погода стояла великолепная, и редкие перистые облачка отражались в невообразимой синеве абсолютно тихого озера. Поэтому, мы с Ёцом решили осуществить заплыв на матрацах, используя алюминиевые крышки от кастрюль в качестве весел, в сторону живописного северного берега Куликалона, который был прихотливо изрезан укромными бухточками и глубокими заливами. Даже с нашего берега частично просматривался красивый извилистый пролив, который отделял большой зеленый плоский остров от скалистого берега.

Вообще, наблюдать подводный мир, лежа на надувном матраце, оказалось довольно увлекательным занятием. Хорошо просматриваемое дно озера, казалось, находилось  рядом от поверхности, однако, брошенный камень (я предусмотрительно собрал несколько штук на берегу) достигал дна только через несколько секунд! Оказалось, что глубина озера, местами, доходила до 20 метров! В начале, дно озера представляло довольно однообразную картину буро-коричневого цвета, с отдельными камнями и выходами пластов горных парод, полностью лишенную какой либо растительности и жизни. Но ближе к северному берегу, рельеф дна стал подниматься, покрываясь мелкой галькой, отдельными кустами растительности и языками желтоватого ила или песка. Вот тут я и увидел их! Возле большого камня на дне копошился косяк рыб с толстыми, темными спинами, изредка блестя серебристо – желтыми боками. Я быстро и очень осторожно стал подгребать к стае, но, как только край тени от моего матраца лег на дно рядом с рыбами, косяк немедленно скрылся в сторону берега.  Не тратя время на объяснение причин, я дал команду Сане быстро подгребать к нашему лагерю.

На берегу я достал из рюкзака две катушки лески диаметром 0,25мм, производства ГДР,  скользящие грузила - оливки, свинцовые дробинки для ограничения движения груза, и средние «лещовые» крючки. Буквально за десять минут было  приготовлено две донки и кукан из капронового шнура с прочной веточкой арчи на конце, который я привязал к веревке, идущей по периметру моего надувного матраца. Все, на этом моя бурная деятельность закончилась, поскольку остался не решенным главный вопрос – на что ловить?! Продолжение следует…

P.S.

Ниже, для самых любопытных, я поместил фотографии Куликалонских озер.

Первый, панорамный снимок сделан с Алаудинского перевала, а вот второй со
стороны берега, где находился наш лагерь.