December 9th, 2020

хипстер
  • ogneev

Годы идут… Сохранил ли актуальность «нормандский формат»?

Оригинал взят у ogneev в
Годы идут… Сохранил ли актуальность «нормандский формат»?




Проведение новой встречи в нормандском формате возможно только после выполнения Украиной договоренностей, достигнутых на саммите в Париже 9 декабря прошлого года, заявил 4 декабря посол России в США Анатолий Антонов. Как написал он на странице дипмиссии в Facebook, вместо того, чтобы пытаться организовать новую встречу, Киеву стоит сосредоточиться на других вещах. В первую очередь следует прекратить критиковать Минские соглашения, а также избегать попыток переиначивать порядок выполнения их положений.

Дипломат напомнил, что ровно год назад в Париже было согласовано семь конкретных шагов. Однако на данный момент реализованы только два из них, и те частично. Успехи, по его словам, были достигнуты только в обмене пленными и в укреплении режима прекращения огня. При этом, отметил А. Антонов, Киев избегает обсуждения правовых аспектов особого статуса Донбасса и саботирует дискуссию о новых участках разведения сил. Словом, на данный момент становится понятно, что украинские власти во главе с президентом Владимиром Зеленским не способны создать условия для урегулирования конфликта.

Заявление А. Антонова является прямой реакцией на попытки пана Зеленского и его окружения периодически вбросить в информационное пространство сообщения о том, что подготовка к новому саммиту «нормандской четвёрки» идет. Париж, Берлин и Москва будто бы уже подтвердили своё согласие провести новый раунд переговоров.

Ранее о том, что говорить о проведении нового саммита «нормандской четверки» еще рано, поскольку прежде нужно реализовать достигнутые в Париже договоренности, заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков. «Сама по себе встреча на высшем уровне ради встречи, конечно, не нужна ни одному из глав государств и правительств, она нужна ради результата», – считает он.

Collapse )

Русский Северный морской путь

Недавнее вторжение кораблей ВМС США в акваторию русского Северного морского пути ярко высветило новую точку напряжённости – это русская Арктика.
Для России значение приполярных территорий, давным-давно включённых в общую экономическую жизнь державы, настолько велико, что сам размер многовековых затрат на освоение Русского Севера  уже просто невозможно сосчитать. Московское царство и Российская империя, СССР и Российская Федерация – какова бы ни была форма устройства русского государства,  здесь всегда считали Арктику своей исконной и законной «вотчиной», единой и неделимой частью большой русской земли.
Поэтому одним из главных индустриальных проектов России и стал Северный морской путь, проложенный могучими ледоколами вдоль самой протяжённой границы страны – приполярной. Ежегодный «северный завоз» по этому пути – топлива и продовольствия, техники и даже просто «вестей с Большой Земли» – не только обеспечивает освоение ископаемых полярных богатств, но и просто не даёт вымереть немалому современному населения российского Приполярья.  При этом очевидно, что ежегодный маршрут СМП хоть немного меняется каждый год – в зависимости от всегда непостоянных условий арктических погоды и природы, но постоянно находится либо в границах территориального моря (это 12 морских миль от берега), либо в границах исключительной экономической зоны страны (это 200 морских миль). 
Логично, что Россия рассматривает Северный морской путь  – ею открытый, пробитый десятками поколений русских землепроходцев,  с построенной за русские деньги русским трудом гигантской инфраструктурой – как свою исключительную собственность. Свои права – несомненных первооткрывателей – на арктические ледовитые моря страна подтверждала указами ещё Московского государства 1616 и 1620 годов (до возникновения США в то время было ещё почти два века, Канады, Норвегии и Финляндии – четыре столетия), распоряжениями императоров и указами Сената в 18 и 19 веках, Императорской Инструкцией 1893 года. Все эти законы учредили до сих пор никем не оспоренные исключительные права России на торговлю, китобойный и рыбный промысел в Арктике. Постановлением советского правительства – ЦИК СССР от 15 апреля 1926 года «Об объявление территорий СССР земель и островов в Северном Ледовитом океане», постановлениями Совета министров СССР 1984 и 1985 годов эти права были ещё раз подтверждены и вновь никем не оспорены. Уже в наше время изложенная в ФЗ-132 от 28 июля 2012 года новая редакция закона «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне РФ»  вновь определила Северный морской путь как «исторически сложившуюся» исключительно «национальную транспортную коммуникацию Российской Федерации».
О законном и естественном монопольном праве России на СМП прямо говорит Морская конвенция ООН. Она ясно определяет, что если морские акватории долго и тесно связаны с берегом какого-то государства, то они являются его внутренними водами. Показательно, что монопольное право России на использование ею же и созданного морского пути не только соответствует международному праву, но и прямо подтверждено аналогичными нормами других арктических государств – например, Канады и Норвегии. Более того, те же США совершенно однозначно признают аналогичные естественно-монопольные права за Канадой – с её аналогичными по сути русскому СМП арктическим «Северо-Западным проходом» и Арктическим актом (AWPPA). Но – вооружённой силой! –  требуют от России совершенно незаконной «свободы мореплавания» в русских территориальных водах.
А ведь особенный статус Северного морского пути однозначно регулирует ещё и статья 234 морской Конвенции – о «Покрытых льдом районах». Под которыми в мире как раз принято подразумевать и всю Арктику. Это те самые районы, где особые природные условия создают повышенную опасность судоходства и поэтому дают право прибрежным государствам на создание морских зон особого статуса. Ведь именно этим странам и приходится нести на себе весь груз действий в случае ЧП и спасения людей, экологических проблем и поддержания очень дорогой, уникальной при здешних температурах инфраструктуры, ведения ледовой разведки и обязательного исполнения множества других, совершенно очевидных для вменяемого человека вещей. 
Понятно, что использование Северного морского пути в мировой торговле  может быть крайне выгодным делом. Легко посчитать, что по сравнению с путём через Суэцкий канал и Индийский океан СМП сокращает «дорогу», скажем, из Гамбурга в Шанхай вдвое – более чем, на 4 тысячи морских миль. Что приносит почти миллион долларов экономии по каждому рейсу каждого судна.  И ещё русский Северный морской путь категорически исключает любую пиратскую угрозу. 
Учитывая потенциальную пользу, которую может принести человечеству освоение  богатств Арктики – в том числе и такой её транспортной «жемчужины» как Северный морской путь, Россия стала одним из инициаторов создания в 1996 году Арктического совета. В него вошли ещё 7 арктических государства (в том числе США, и даже Дания с её Гренландией).  И уже 38 стран получили статус крайне заинтересованных развитием Арктики наблюдателей. Среди них никак не арктический, а «бананово-лимонный» Сингапур, Республика Южная Корея, гигантская Индия. Но России, как обычно, страшно не везёт с «базовыми партнёрами», которые постоянно пытаются переписать «правила игры» в Арктике на свой лад. Причём, в этом доходят до реального маразма. Вот, скажем, США требуют от России соблюдения выгодных им и вырванных из контекста некоторых положений Конвенции по морскому праву. Правда, сами эту Конвенцию даже не ратифицировали.
Ещё занятней то, что, даже при согласии России (пока, правда, чисто теоретическом)  на то, чтобы суда под американским флагом в акватории СМП (в пограничных водах в районе Берингова пролива) могли бы использовать режим «мирного прохода», американцы требуют прохода «транзитного».  И это при том, что «мирном проходе» в российских, в общем-то, территориальных водах американская военная подводная лодка, например, обязана всплыть и идти по поверхности моря с высоко поднятым государственным флагом, а при «транзитном» от натовских подводников  потребуется всего лишь уведомление  – типа, «а я уже здесь, ребята». 
Причём, все современные американские маневры вокруг «свободы судоходства» в Арктике ещё могли бы иметь какой-то смысл, если бы России всячески запрещала иностранным судам ходить по Северному морскому пути. Но отказов на проход по СМП для иностранцев пока просто нет.    
Для понимания остроты нынешней ситуации надо знать, что, во-первых, практически все члены Арктического совета – это страны демонстративно враждебного по отношению России военного блока НАТО.  Во-вторых, что недавно принят «Меморандум о защите национальных интересов США в Арктике и Антарктике», предусматривающий создание  «работоспособного ледокольного флота» и нескольких постоянных американских полярных баз. «Соединенные Штаты … разработают и реализуют программу …. для обеспечения полярной безопасности, которая отвечает нашим национальным интересам в Арктике и Антарктике», – так прямо и говорится в документе.
Показательно, что реализовывать меморандум поручено министру внутренней безопасности, министру обороны и главе Береговой охраны США. Что, в свою очередь, весьма прозрачно говорит, что США и НАТО пытаются в Арктике вернуть мир к состоянию «холодной войны». 
С другой стороны, не менее показательно, что этим летом  в состав русского Объединенного стратегического командования «Север» включены все заполярные регионы, на всей протяжённости Северного морского пути: теперь ОСК «Север»  отвечает за оборону ещё и Архангельской, и Мурманской областей, и Ненецкого автономного округа.  По мнению генерал-лейтенанта запаса Юрия Неткачева, высказанного в им беседе с корреспондентом «Независимой газеты», «наделение Северного флота статусом отдельной военно-административной единицы будет способствовать решению оборонных задач на Арктическом стратегическом направлении». При этом Начальник российского Генштаба Валерий Герасимов ещё в декабре 2019 года выступил против присутствия иностранных военных кораблей на СМП, заявив: «Наши Вооруженные силы способны в полной мере обеспечить безопасность судоходства в акватории Северного морского пути».